В поисках совершенства


А коллекционирование кукол – непростое дело, как вскоре выяснилось.
В чудовищной папке под названием «Прекраснейшие из кукол» собралось с полтысячи фотографий. Я тянула их по всей Сети, ещё плоховато представляя себе, что это за прелесть такая мне попалась, кто её производит и как она выглядит в натуре, в живых руках. Больше всего в этой папке фотографий бледных БЖД-ангелов с грустными, мрачными или лукавыми взглядами совершенно человеческих глаз. Блюдя невинность и изображая Правильную Взрослую Тётеньку, Которая Не Играет В Детские Игрушки, я втайне думала, что именно такого ангела я себе когда-нибудь и заведу.
Только чтобы никто не узнал о моём тайном пороке.
Но в магазинах такие не продавались, а пользоваться для заказов Всемирной Паутиной я ещё не умела. Поэтому, лелея тайный порок, довольствовалась картинками. Пока не поняла, как всякий маньяк, что фотографий мне уже мало – хочется более сильных ощущений.
И тут я сделала глупость: сказала подругам, что собираюсь начать коллекционировать кукол. Поделилась, так сказать.
Мои добрые друзья поступили, как поступают в подобных случаях добрые люди – оказали мне гуманитарную помощь. Но поскольку в отличие от меня они оказались людьми нормальными, гуманитарная помощь выглядела так: «Хочешь взять эту куклу в коллекцию? Моя в неё уже не играет!» Тогда я пожалела о сказанном, но было уже поздно.
Отказываться от подарков решительно неловко. Но что с ними делать, я совершенно себе не представляла: в короткое время у меня завелась толпа несчастных уродцев, дизайнерски созданных запойным старым китайцем Вангом. Самым колоритным из них оказалась подделка под Братц, страдающая каким-то генетическим заболеванием, плешивая и лохматая одновременно, с дикими глазами, рахитичными ножками и надписью на затылке синим маркером «Даша».
Бедняжки вызывали приступы острого сострадания, но это была решительно не та эмоция, какой бы мне хотелось от коллекции кукол. Я украдкой передаривала кукол, надоевших одним маленьким девочкам, другим маленьким девочкам, дочерям других подруг – облагородив их внешность насколько возможно, расчесав колтуны, смыв с мордашек разводы грязи и манную кашу, прикрыв кукольную наготу какой-никакой одёжкой. Только лже-Братц неизменно оставалась у меня – маленькая девочка вряд ли пожалела бы такую особу.
Но в куче лома и хлама, как неожиданный старинный фолиант в груде советской партийной макулатуры, вдруг воссияла мателловская Барби-брюнетка 2006-го года, грязная и колтунатая, в раскосмаченном платье, прежде принадлежавшем китайскому страшку, с дивными глазами и деланной усталой улыбкой актрисы Варьете, после тяжёлых ударов судьбы оказавшейся в привокзальном шалмане.
Моё детство закончилось в глубоко советское время. Барби появились в стране, когда я уже работала и выживала – они прошли мимо меня. Лишь однажды мне показали куклу, дилетантски обозванную «Барби» — одну из первых китайских подделок; я с отвращением рассмотрела её и забыла о ей подобных, как думала, навсегда. Но вот я держала в руках крохотную женщину, поражаясь скульптурному совершенству тела и точной рисовке нервного усталого лица. Она показалась мне настолько совершенной, что я на несколько месяцев пропала в каталогах и сетевых форумах, посвящённых истории этой куклы – кокотки кукольного мира, гризетки, гламурной девицы, руганной и обожаемой несколькими поколениями.
Первую я назвала Терезой, хотя она не урождённая Тереза. Я сделала ей чёрно-красный, вызывающе-траурный костюм роковухи, варьетешной червонной дамы, с блёстками и перьями. И в одиночестве она оставалась недолго.
Постепенно к ней присоединились сильная и весёлая Гимнастка, ориентальная красавица Снежный Цветок, с раскосыми очами и неуловимой улыбкой гетеры из Шанхая, Хиппушка с наивными глазами, смуглым восторженным лицом и белым хайером, суровая Мулатка и лихая Диско-Девица. И сперва эта компания обзавелась гардеробом, украшениями, шпильками, собачками и прочим дамским барахлом, прижившись у меня, как дома, потом этот бахчисарайский гарем начал сплетничать о мужчинах, потом завелись мужчины – а потом я вдруг поняла, что Барби с меня хватит.
От них слишком много шума. Они слишком требовательны. Они слишком заняты тряпками, шпильками, туфельками, сумочками, сплетнями и мелкими интрижками. Парни разбавили обстановку, но Барби занялись ими, ударились в романы – и общаться стало совершенно невозможно.
Так и живём: Барби – сами по себе, я – сама по себе. Присматриваю за приключениями этой шумной толпы, время от времени слушаю кого-нибудь из них – но не вмешиваюсь. Червонная Тереза бдит за этой шайкой, как бандерша; её иногда тоже стоит послушать. Суждения – как у старой голливудской дивы, чрезвычайного цинизма, но и редкой вескости. Ну и да, Снежный Цветок держится слегка особняком, загадочная китайская душа. Каждая – сюжет, ещё какой. Но не собеседница.
О собеседниках – речь впереди.

Пару Братц мне подарила мама, что было трогательно, как в детстве. Они мило прижились, эти юные бандитки, белокурая Хлоя и темнокудрая Ясмин, но их детская дружба не касается меня. У Братц совершенно отдельная тусовка: нимфетки явно презирают Барби с их взрослыми глупостями, а сами интересуются лишь дурными фильмами про любовь, нестерпимой музыкой для подростков, вызывающими шмотками и собственным нахальным девичеством. Полезная компания – не дают забыть, что такое четырнадцать лет.
А в подарок от милого моего друга пришла ещё одна юная барышня родом из MGA – по имени Аризона, по происхождению Мокси Тинкз. Она оказалась гораздо интереснее, эта задумчивая еврейская девочка, очень нежная, с чудесной естественностью поз. Я полюбила её страстно, поселила рядом с рабочим столом, заменила её пластмассовую бижутерию серебряной цепочкой и стразовыми серьгами – и поняла раз навсегда: моя душа отдана шарнирным куклам.
Но – маленьким шарнирным куклам.
К тому времени я уже вполне прониклась духом коллекционерства, начала разбираться в фирмах и датах – и моя восторженная неискушённость остыла. БЖД-ангелы, которыми я восторгалась, оказались чудовищно громадными, семидесяти, восьмидесяти сантиметров росту! Ох, нет! Я не хочу нечто, напоминающее советские манекены! Это – убейте меня – грубо, просто куча пластмассы. Вот кабы они были шести или восьмидюймовыми… Но нет в жизни совершенства.
Разве что крошки Фейриленда вызывают приступы нестерпимого умиления – и им подобные крохотные лапочки. И я стою на распутье, разглядывая открывающийся великолепный мир Тоннера, ФР, Пуллипов и прочей грациозной и подвижной прелести, страдая острой формой буридановой болезни: совсем как знаменитый осёл, не могу выбрать, из какой кормушки взять первую порцию.
Всё такое вкусное! И я снова рассматриваю и рассматриваю картинки. Со временем я познакомлюсь со всеми.

И смех сказать, уже совсем недавно и совсем случайно завелась у меня монстряшка по имени Гунька, урождённая Лагуна Блю – убила наповал. И я очередной раз убедилась: пока кукла не окажется в руках, не поймёшь, хороша она для твоей души или плоха.
Я бы в жизни не польстилась на Монстров с Хаем по сетевым картинкам. Открывала – и думала: «Ох, Бог мой, ужас!» Эти головастики, тщедушное тельце, волосы кислотных цветов, макияж портовых девок… И вот у меня в руках Гунька, Рыбка, Жабка – и я в полном восхищении, очарованная по уши, не знаю, как её поудобнее пристоить, шью ей, завожу ей куклу, с которой она смотрится безмерно трогательно, завожу ей шикарную зелёную жабу в качестве питомца. Потому что в руках она – совсем другое, не то, что на картинке.
В руках она – хрупкий, бесконечно уязвимый подросток лет тринадцати-пятнадцати. Не такой самоуверенный и нахальный, как Братцы. Занятый познанием собственной сложной сути. Трогательнейшим образом безобразный, угловатый и сутулый, как любой подросток в этом возрасте – бутон женственности. Острые локти, острые коленки, длинная шейка… Прекрасные, достоверные ступни и ладони – длинные пальчики тонкой проработки. Чудесная мордашка – рыбья, карасика, особенно в профиль; жабры вместо ушей, плавнички – этакая неназемность, чуждость, ксенос в виде нежной девочки. Вспоминается болезненная земноводность андерсеновской Русалочки, опошленной Диснеем и воскрешённой Кацуматой.
Разумеется, я монстромультики не смотрю. Пусть мультики смотрят дети – а мы уже взрослые, мы уже в силах сами создавать истории без подсказок. Я думаю, что Монстры у меня ещё точно будут – именно потому, что от этих подростков-ксеносов, от этих чужеродных деток, отчаянно пытающихся прижиться в человеческом мире, происходят сказки и истории в невероятных количествах.
Не знаю, насколько хорош мультфильм, но куклы прекрасны. В них – сама суть подростка, ведь каждый из них по определению чужой в мире, который он пытается покорять. И этот вызывающий нонконформизм, эти рожки и ушки, выставляемые напоказ, эти ирокезы и пирсинг – символы самости, попытки утверждения зарождающейся личности.
Шарнирность этих кукол очень красит. Подчёркивает правильную смесь грациозности с неуклюжестью. И макияж правильный – подросток именно такую боевую раскраску и намалюет, если дорвётся. И волосы правильные: а вот покрашусь-ка в розовый цвет или в зелёный, вот предки-то взбесятся!
Как, однако, жаль, что я не умею фотографировать!
Но я ещё научусь. А пока будем рисовать, как умеем. Словами.

24 комментария

avatar
Нарисовано великолепно! Браво! фотоаппарат так не сможет!
avatar
Благодарю)) Тем и живём, что пытаемся что-то изобразить при помощи слов. А воображение доброго читателя очень помогает))
avatar
Знаешь, (можно на ты? хотя я не часто такое могу себе внутренне позволить с не слишком мне знакомым человеком..), когда я увидела статью, первый порыв: «А где фотки? надо сказать чтобы разместили фотки»…
прочла и поняла — что фото здесь совсем не нужны… здесь что-то большее… как читаешь увлекательный роман и иллюстрации только раздражают… заставляю потратить лишние секунды на перелистывание страниц… где ты уже создал свои портреты и тебе не нужно ничего лишнего… Браво… спасибо…
avatar
avatar
Ух, как ты… в корень-то зришь!)
Грешна, не очень люблю иллюстрации. То есть, для документального очерка они, вероятно, не были бы лишними, но простор для читательского воображения сокращается. В художественном тексте картинки просто мешают — навязывают читателю видение художника, не дают проявиться его собственному видению.
Ведь твои гости кукол видели — сколько я картошки не съела)) Они себе всё отлично представят. А я потихоньку попробую научиться делать фотосессии, чтобы, как Зощенко говаривал, морда инстинктивно не отворачивалась))
Если хоть что-нибудь выйдет, следующие сказочки будут с картинками.
А кто этот лиловый сильф? Очаровательная кукла.
avatar
Эту девицу неожиданно встретила на ебее… и очень она как-то сюда вписалась… внутренним порывом разместила ее тут)
avatar
Точно. Вписалась. Той самой породы, нежная ранимая лапочка в вызывающей боевой раскраске)) БЖД она, да?
avatar
Нашла в Сети хорошую фотографию Лагуны — такой же, как моя, значит, похожей на мою Гуньку))) Пусть изображает иллюстрацию))
avatar
Это Монстрик)
avatar
только ООАК (авторская раскраска)
avatar
Монстрик, Лагуна, точно, но почему — ООАК? Фирменная раскраска, на моей — такая же. «Лагуна Блю, танц-класс» — так она и зовётся))
avatar
Тьфу ты. Я — бестолочь. Дошло до меня, о чём речь — только медленно. Ишь как Монстра перерисовали! Прекрасно выглядит, просто прекрасно. Как те самые, с «голубой кровью»)))
avatar


Глядя на эти фотографии, нельзя не восхититься мастерством художников.
avatar
Эта девочка тоже ООАК монстрика
avatar
avatar
Ну, завели тему))) Я заметила, что именно Монстров перерисовывают изобретательнее и искуснее, чем прочих типовых и сравнительно дешёвых кукол. Вот, к примеру:



Или, скажем:
<img src=«edoll.ru/uploads/images/00/01/36/2013/05/04/b9dd67.jpg» alt="" / — этакие мотивы стим-панка.

А это уже чистый Ренессанс:)
avatar
Вот это, я имею в виду:
avatar
В общем, руки чешутся попробовать перерисовать Монстрика:))
Образ, персонаж, история — всё в руках автора… если они вставлены в нужное место))
avatar
А лиловая интереснее, чем розовая, как думаешь? Готичная же Девочка с Куколкой — вообще шедевральна, по-моему)))
avatar
Меня красавица с последнего фото просто загипнотизировала!
avatar
Тема неземного создания дает гораздо больший простор фантазии- наверно поэтому их перерисовывают чаще всего. Сам процесс перерисовки уже как маленькое чудо перевоплощения и если четко «видишь» образ, прочувствовал его- обязательно получится!
avatar
Очевидно, вы правы. В создании образа иномирного существа ничто не сдерживает фантазии, вот они и:





avatar
рада, что топик живет и развивается… обалденные фотки! я и сама заметила, как много перерисовывают монстриков и какие они все разные. Их объединяет одно — в каждом живет личность!
avatar
Как нарисовано — просто шикарно, вызывает бурю эмоций! Я посмеялась от души, даже бабочки летали, как от разговора с самой близкой подругой, которую очень давно не видел, а в голове слышались мысли: «Да, да, именно так было ии у меня».
И действительно БЖД куклы вселили любовь к куклоколлекционированию, но именно их почти слоновий размер и отпугнул. А началось всё с поиска Барби, а попались фотографии куклы Integrity Toys, хотя тогда она казалась очень красивой и почти живой Барби)))
А любовь к монстрам пришла именно с Лагуны! Она у меня именно такая, как обрисовали её Вы!
Спасибо за положительные эмоции от прочтения Вашей статьи!
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.